>>>>

Dec. 31st, 2007 01:09 pm
chelovechets: (персона)
Новогодний спам:

Дата: 31.12.07 00:43
Тема: Зоя

Когда прочтешь, поверишь. Это досье видели не более десяти человек, и

>>>>

Dec. 28th, 2007 06:13 pm
chelovechets: (Default)

Позвонили с работы, сказали, что деньги будут только в январе, поздравили с наступающим… Рассказать, что ли, вам в качестве поздравления телегу о счастье… Или о чём-то другом… Сами, в общем, с моралью разберётесь, не маленькие.

Почти два года назад, в апреле, мы с моей нынешней супругой сидели на месте крушения её прошлой жизни и копались в обломках. Среди оных был почти рабочий принтер HP DeskJet 695C, новенькая клавиатура Genius Compfy KB-19, искусственная новогодняя ёлка с некоторым количеством ёлочных игрушек и мишуры. И Санта Клаус – большой, танцующий, на батарейках. Вежба сказала, чтобы я всё это вынес на помойку (негоже, мол), а я попросил разрешения сообщить о раздаче артефактов прошлого в комьюнити, правильно, «Отдам даром». Когда ещё случай такой подвернётся. Не успел я отправить запись, как посыпались комментарии: десять, двадцать. Первый был: меня зовут Илона, на какое время договоримся?.. В тот самый момент, когда я отправлял ей удалённый комментарий с номером сотового, раздался телефонный звонок – звонили на проводной, хотя номер я не публиковал: какой-то дядька просто высчитал его. Я растерялся, опешил от наглости, почувствовал себя убийцей, обложенным сыщиками, всё было так стремительно, неприятно, что захотелось скорее избавиться от самолично устроенного дурдома. К тому же, дядька сказал, что живёт в трёх минутах ходьбы. Разумеется, я ему пообещал. Он позвонил раньше всех, ну и вообще. Следом позвонила Илона, как раз получившая ответный комментарий.
– Вы знаете, – замялся я, – похоже, вы опоздали. Ёлка, принтер, клавиатура и всё остальное – за ними сейчас придут.
– Как? – тихо охнули на том конце провода. – Я же первая была… Я хотела спросить, можете ли вы до вечера потерпеть…
– Лично мы, – говорю, – заинтересованы в том, чтобы как можно быстрее это всё увезли. Мне-то, на самом деле, всё равно, кому отдать…
И тут…
– Понимаете, – говорит она чуть не плача, – это только раз в жизни такая удача бывает, чтобы первой успеть… Мне хотя бы Санту…
«В день, когда слона делили…» Аргумент «раз в жизни» сразил меня наповал. Пришлось пообещать этой женщине Санта Клауса.
Дядька и впрямь появился очень быстро. На вид – ужасающий улыбчивый интеллигент, из тех, пятидесятилетних, кто решает шахматные задачи, обладает изящным ч/ю, подтверждение которому можно найти в рубрике знакомств газеты «Из рук в руки», и у кого, наверно, сексуальная девиация какая-нибудь имеется. Я сказал, что игрушку отдавать ему не хочу – и право на то имею, а остальное забирайте. Он не расстроился. Ему вообще, видать, было пофигу, лишь бы на халяву урвать что-нибудь. Вечером и Илона приехала – двухмерная бесцветная тётенька. Мне было страшно неловко и печально после этого всего.

Вот такая сказка.
Желаю вам, друзья, всего самого лучшего. А моему любимому юзеру – ещё и много-много букв, которые придётся, как обычно, вычерпывать из тонущей лодки.

>>>>

Dec. 28th, 2007 05:21 pm
chelovechets: (Default)

— Когда мы познакомились в поезде, мы поняли, что это судьба, что мы всю жизнь друг друга искали. О, он такой потрясающий, обворожительный, мужественный… лучше и не придумать… Я его не отпущу теперь ни за что. Я всё для него сделаю. И для детей тоже всё, что нужно, сделаю – Артёма в военное устроим, а следом и Алёнку в университет. Никаких материальных и жилищных проблем, я всё на себя беру…


— Вот тебе обломилось, Андрей, вот обломилось-то! Сороковник уже. Ты хоть понимаешь, какая баба тебя полюбила? Да ты всю жизнь свою устроишь теперь. Ты же ничем не рискуешь, с женой давно в разводе… Я так рада. И нам поможете. Что? Что?
— Мам… Ну да, да, верно, дети… Но она же…
— Что она же? Имей совесть! Даже рта не раскрывай! На себя посмотри, боров, сала двадцать сантиметров. Ещё с претензиями… Голову не морочь, соглашайся.

>>>>

Dec. 23rd, 2007 10:00 pm
chelovechets: (Default)

Шаффл поочередно заставляет петь то Нину Симони, то Регину Спектор, я сижу за чужим ноутом и конспектирую Платона, периодически вскипая от возмущения. Искусство - это подражание подражанию идее Бога; подражатель подражателю, в отличие от просто подражателя, не знает ничего стоящего, а лишь развлекается. Серьезным, близким к божественному, делом занят только рабочий, а писатель занят делом низменным и далёким от разумности. Собственно, возмущает не сама теория, а то, что допускается возможность существования этих формул в человеческих воплощениях. Книга, извините, создаётся не только автором, но и без автора усилия работников типографии тщетны. А в результате имеем что? Вполне себе чудо - в твердом переплете и с чем-нибудь вкусным внутри. Чья заслуга? Вот и я думаю, общая. Должно быть, во времена Платона легче было отделять слово от дела.
Для меня вполне отдых открыть блокнот и что-нибудь рассказать. К сожалению или к счастью, всё пишется исключительно между делом, а не тогда, когда всё устроено в жизни, когда есть на это время, доступ к сети и собственный ноутбук. Так что слушайте.
Прихожу в общежитие, сосед дремлет на своей кровати, а на моей записка: "Серёг, я взял твою подушку (а Ежи - одеяло)... Как придёшь, отбери силой и ударь в живот". Вот как прикажете реагировать на такое ч/ю?
Люди, люди. Готичный (то бишь одетый во всё черное) подросток в метро: джинсы заправлены в берцы, немытые волосы, челка до носа, вспухшая от прыщей кожа лица, а главное - пропирсингованная переносица, брови, обе ноздри, обе губы: верхняя дважды, нижняя трижды. Зло так спрашивает: чо смотришь? Лицо, отвечаю, пытаюсь увидеть за всей этой атрибутикой для привлечения внимания.
Дядька, читающий сборник анекдотов, на протяжении двадцати трех минут, пока я стоял рядом, ни разу не улыбнулся. Негр с тонким, очень европейским лицом, не мулат, иссиня-чёрный, как если бы Путина старательно кремом для обуви вымазать, читает "КоммерсантЪ".
На бегу вижу невзрачного мужичонку, держащего на коленях кейс, к которому скотчем приклеен листок с надписью: "Копать так копать" - и какая-то формула: Fdt = mdv. Подхожу и прошу разрешения сфотографировать телефоном.
- Да сколько влезет! - восклицает он. - Я ещё и буклет тебе дам.
Разворачивает кейс другой стороной. На обороте ещё одна формула и написано: "Глупость должна быть видна. Пётр I". В самодельном буклетике расчёты, которые бессмысленно пересказывать, ибо я ничерта не понимаю, и мессидж, гласящий, что дяденька является помощником Христа - великого учителя, подтвердившего это тем, что свой опыт дяденьке передал в молчании (Иоан. 8: 6-8). Больше в меня не влезло.
Общежитие, в котором я живу, находится рядом с универсамом "Народный". Кто не знает, это место, где продаётся бросовый товар по бросовым ценам (говорят, что гниющее мясо вымачивают в формалине, а потом продают). Я так считаю, спасибо, что хоть вымачивают. Если серьёзно, то следует просто смотреть дату изготовления, никто же не заставляет тебя покупать гнильё. Испорченные продукты мне лично чаще попадаются в какой-нибудь круглосуточной отрыжке. В "Народный", работающий до двух ночи, едет народ со всего Питера (в основном пенсионеры), оказывается, это один такой магазин, никакая не сеть. Настолько мощный товарооборот, что окончательно пропасть не успевает почти ничего. Очереди огромные. Люди затариваются, как будто в Робинзоны готовятся после выборов. Я стою, в руках только сырная нарезка.
Передо мной дедуля. Портвейн, чёрный хлеб, кефир, масло, вермишель, глазированные сырки и стольник наготове. За кассовым аппаратом полная крашеная блондинка за тридцать с улыбкой, подведённой дешевой помадой.
- Можно, - спрашивает дедуля, - сначала всё это посчитать, а винишко - отдельно?
- Поняла, - улыбается кассирша.
Пиуп, пиуп, пиуп, пиуп, пиуп. Восемьдесят пять шестьдесят.
- Ой, - дедушка чувствует, что финансы призывают к умеренности в потреблении алкоголя. - А как же винишко?
- Винишко, - еле сдерживает смех тётенька, - стоит двадцать восемь девяносто.
Расстроенный дед протягивает жменьку мелочи.
- Тут шесть рублей. Не хватает? Тогда... не надо...
Кассиршу не устраивает, что кто-то уходит несчастным.
- Можем что-нибудь из этого оставить, - показывает рукой в сторону пробитого товара. - Хотите?
- Да! - просиял дедок. - Сырки. Хрен с ними.
- Действительно, - усмехается вполголоса тетенька, пересчитав всё заново, - как же без винишка... Погодите! Чек забыли за портвейн.
Дедуля оборачивается.
- Не надо. Это тайна.
Очередь дружно смеётся в голос.

>>>>

Dec. 22nd, 2007 09:26 pm
chelovechets: (Default)

Если верить словам Кирилла Медведева, известно, что «писателями становятся только те, кто были изгнаны из Литинститута». Далее по тексту следует, что он давно там не учится, а (предположительно) относится к числу «тех честных и ярких, кого выпинывают». По моим выдержкам смысловое наполнение текста не представить; я просто выбрал несколько оценочных оборотов.
Итак, «всем известно». Известно только то, что почему-то многие талантливые авторы там не задерживаются (причем вроде как против собственного желания), а посредственности в итоге получают дипломы литературных работников. Непризнанные гении отныне начинают при упоминании Лита добавлять «не к ночи будь помянут», кривиться, слыша имя преподавателя, который не поставил им тройку (для нашего потока, например, это одни и те же имена). Между тем, подкопаться не к чему: нигде не регламентировано, что первую сессию сдадут только бездарности, нет, у всех, вроде, равные шансы. Я, например, и впрямь мало что понимаю, читая античную литературу, и внятно говорить по поводу текста, в общем-то, не могу. Я и впрямь латинский язык ассоциирую со словами «скрибо, скрабо, бум» (не спрашивайте, как это переводится; никак). И с чего я, спрашивается, взял, что это обо мне: «Самых талантливых выгоняют»? – даже если это говорил мне пьяный Антонов, когда мы пили пиво на Тверском бульваре; откуда он знает, он же меня не читал. Более того, там, в Литературном, учатся талантливые люди (я жадничаю на слово «гениальный», но разумею серьёзный дар; то, что выше – уже с Божьей помощью), и я не иронизирую, – да, также там учится девочка Петрик (нарицательный образ маленькой девочки в очках, от которой слова не услышишь), – она сдавала экзамен, я был на очереди, она путала всё подряд и в итоге получила вожделенную тройку – просто так, задарма. Это меня обнадёжило: уж я-то в любом случае лучше готов. Оказалось, что тройки я не заслуживаю: с тебя-то и спрос другой, ты ведь не Петрик. Хорошо, ладно я, у меня на вступительных три пятёрки было (экзамены там чистой воды профанация). А Гениберг, мой сосед, – его ж с трояками взяли! За творческую состоятельность. (Голова и правда у парня что надо. Автором хорошим он мне тогда не казался, а вот философия была его коньком – отменное воображение, вкус и чувство юмора. Хаоса в нём было слишком много; писатель приземленнее, он не отрицает идею этого мира и ему не противно рассматривать детали, из которых он состоит. Неверная мысль, спонтанная. Интересно, какой Ванька сейчас.) Так вот. Экзамены номинальные, а сессии взаправдашние. Ну не глупо ли ждать от него ещё и академической успеваемости, а, не дождавшись, подписать приказ об отчислении? Нас много тогда отсеяли. Остальные преподаватели, те, кто с удовольствием заполнили мою зачётку хорошими оценками, пожелав счастья в новом году, удивлены были несказанно – тебя? отчислили? тебя? Елена Петровна, прошло два года, и, так или иначе, я всё это время был счастлив, как вы и желали (собственно, планирую продолжать в том же духе). И вам тоже счастья, хотя становится ясно, было ли оно, только если назад оглянуться. Пройдёт ещё какое-то время – я сообщу, оглянувшись.
Воображаемый Ярослав Игоревич, с которым я якобы здороваюсь на улице (лучше всего где-нибудь не в Москве, скажем, нарзана приехал попить в Кисловодск), удивлённо останавливается, силясь припомнить, знакомы ли мы, и если да, то при каких обстоятельствах. Чёрт знает, как это всё у него в голове, держит ли память тех, кто сдавал ему экзамены, тех, от кого в силу какой-либо неприязни он избавлялся – или поставил в ведомость «неуд», в начале следующего семестра вычеркнул из списка фамилию и забыл? И Татьяна Борисовна Гвоздева со своими требованиями, –
может, они делают своё дело в силу собственных разумений, да только вовсе не они это, а провидение, которое говорит тебе: не сиди тут, иди работать, иди выживать, на литературу можешь забить ради работы, во всяком случае, можно совмещать, а вот Литинститут тебе этого не позволит, чего расселся? Иди, говорю, становись человеком! Боишься? Ещё бы. Ты, небось, будешь пять лет сидеть тут и бояться, и ныть, что тебе нужно совсем другое, а то, что тебе нужно, достанется не тебе, а кому-то ещё. Иди, ошибайся, живи, убегай от смерти, дай возможность прорасти всем зёрнам – и зла, и добра. Это не лучшее место на земле, по крайней мере, для тебя, только ты об этом ещё не знаешь. И Петербург не лучшее, вот как раз будет возможность в этом убедиться. А ещё ты узнаешь, что лучшее место на земле – между вами (формула очень проста: ты, она и вы), да только попробуй сберечь это место, идти с нею в ногу, не обгоняя, не отставая, не мешая и не давая забыть о своем присутствии, научиться объяснять что угодно и понять, как мало, на самом деле, нужно проговаривать вслух. Вы – но так, чтоб не убить ни тебя, ни её. Иди, и ты узнаешь: хоть и сумел мало-мальски договориться с самим собой, это всё насмарку, когда вдвоём, да и нужно ли оно тебе – свобода наедине?.. Иди.

>>>>

Dec. 20th, 2007 05:35 pm
chelovechets: (персона)

Я только что из кинотеатра, "Жестокость" смотрел. От себя противно: мне не хватило снобизма защититься от столь предсказуемого удара. Теперь такое чувство, что доверчивости во мне больше, чем в этой Зое. Бабская сентиментальность и отсутствие холодного разума. Прекрасные люди меня окружают, надо понимать.
Нравятся мне чем-то эти фильмы сегодняшние попсовые, нужно сказать. И "Брат", и "Настройщик, и "Питер FM", и "Мне не больно", и остальные (не хочу сейчас формулировать, что именно это за фильмы и что в них общего). О чём-то верном в них говорится, о чём-то большом и суровом.

>>>>

Dec. 20th, 2007 02:42 pm
chelovechets: (Default)

Лифт привёз с первого на десятый запах ухи. Так я в этом запахе и спустился. На улице ничем не пахло. Во всяком случае, так показалось.
Читаю объявление в журнале. БГ. 13 декабря в 19:00. Квартирник. Аутентичные ощущения восьмидесятых. В продаже всего 80 билетов. Приобрести можно там-то и там-то. Стоимость билета 1500 рублей.
Характерная вещь: мой мальчик-выдумка попадает под машину, прекрасно понимая, что это произошло по его собственному, пусть невольному, желанию. А мне говорят: непонятно, хорошо ему или плохо вдвоём с нею и в этом мире вообще. И впрямь непонятно. Под стать мне персонажик.
«Свои люди». Психоаналитическая группа. Многие люди испытывают одиночество в большом городе. Особенно это характерно для людей нестандартных, тонко чувствующих и нетрадиционных. Да, так и написано. Два из трёх пунктов (если исключить фривольный третий) – значит, скорее да, чем нет, ко мне обращаются, значит. Для проглотивших блесну – номер телефона.
– Здравствуйте.
– Да.
– Этот номер был опубликован в газете.
– Дда, – осторожно так, после паузы.
– Было сказано, что компания называется «Свои люди», психологическая помощь, а больше никакой информации, – говорю я нахальным, уверенным тоном человека, нуждающегося, скорее, в избавлении от лишней энергии и оптимизма, – хотелось бы узнать подробнее, каким образом будет оказываться помощь. Можно ли вообще помочь советом или просто разговором, тем более – незнакомому человеку, не будучи в нём заинтересованным. А если аналитик не безучастен, то хотелось бы знать мотивацию.
– Это не по телефону, мы набираем группу, пока что просто прикидываем, может ли из этого что-нибудь получиться, – мямлит она. – Да, тренинги будут платными… Но за небольшие деньги…
– Понятно, – говорю, – мне с самого начала мучительно хотелось довершить бренд-нейм словом «сочтёмся».
Одиночество в большом городе. Что на этой неделе напишет в своей колонке едкая Тата Олейник?
– Стой, ублюдок! Кто ты? Что означает это число? – кричит ноутбук у соседей. Джим Керри в странной некомичной роли.
Большой город. Есть люди-внутри и есть люди-снаружи. Мне, как человеку-снаружи, хорошо, когда город в себя погружает, когда есть куда погрузить – высокие мосты над Яузой, эстакады, уходящие в небо, глубокие улицы под ними. Из низкорослого Петербурга хочется выплыть на поверхность, – быть над, всё движется мимо меня, это привычный угол зрения. В Москве я иду по земле, а сверху нет никакой крышечки, никто не боится, что оса улетит. И даже когда с десятого этажа общежития смотришь в окно, всё равно чувствуешь себя снаружи – снаружи этой зимы, чернеющих мусорных контейнеров, трамвайных путей; и не особо она норовит залезть ледяными пальцами мне под свитер. Есть куда от меня спрятаться – прячься.
Быть снаружи всего. Это, должно быть, какая-то фиксация, ощущение силы в ощущении своих границ. Контролировать погружение во всё другое, во всё, что не я, будь то город, текст или человек. Нужно место для шага назад – отпрянуть, не разлиться. Вообразил себе смерть – что это значит? как это? – да никак, просто ты растворяешься в этом мире, впитываешься в землю, в больничную койку, в того, кто тебя обнимает. Сразу, на месте. Впитываешься и всё.
Сходное чувство – полусмерть: спиною ты чувствуешь простыню, и подушку под головой тоже чувствуешь, а вот границ между тобой и дремлющей у тебя на плече – нет. И она говорит, что не может нащупать их, – вы просто частично умерли друг в друге. Твоё я впиталось в чужое я. Запредельно, непостижимо, сладостно, страшно.
Я не могу объяснить себе, чем же всё-таки – объективно – Москва отличается от Питера. Вася, тренер из «Евросети», воинствующий питерец, из тех, кто гнобит Москву, в качестве аргумента, почему её не за что любить, рассказывает, что двери в метро москвичи не придерживают, убивают идущих следом. И место убитым никогда не уступят. Какая чушь. Одни уступают, другие нет. Люди там и там одинаковые. В смысле, разные. Обобщить по какому-либо признаку ни москвичей, ни питерцев невозможноя не могу. Такой лепет все эти доводы, все эти попытки объяснить любовь.
Да, Москва, «муравейник, в который потыкали палкой», кажется мне куда как более чистой и просторной, и грязь там другая, и бомжи у Земляного вала, сидящие под тёплым потоком, дружелюбнее и сплочённее. Заходишь в вагон, из тех, новых, что по Люблинской линии ходят, а там паренёк сидит, гамбургер ест. И пахнет вкусно и чисто, гамбургером: чисто в вагоне, на полу нет высохших пивных луж, даже названия станций – и то вкуснее питерских (Выхино, Алтуфьево). Ищешь Сыромятнический проезд, а там дорога изгибается мостом, там голубая церковь, золотые купола (не сияют, нет: пасмурно) на фоне многоэтажек.
В Питере метро глубокое и тягомотное. Длиннющие перегоны между станциями. Питеру самому в себе тесно, хоть он и строит из себя степенного интеллектуала, который никуда не спешит. А хули ж ты тогда бежишь сломя голову – по-московски, почти безвекторно. Почему такие опухоли – утренние и вечерние толпы перед метро «Василеостровская», что зайти в эту духоту подземную невозможно, легче пешком до «Спортивной», ибо на волшебный трамвайчик, что трещит током под крупными хлопьями снега, из-за давки тоже не сядешь. Куда ты спешишь, горемычный? – денежки зарабатывать, ясное дело: голодно в этой стране быть интеллигентом. Остановись, последуй примеру дядьки с соплями, стекающими в рот: чтобы не упасть, он встал в телефонную будку, стоял там и мычал. Что там, цари, комариные кладбища, часовенка Ксении Блаженной, могила Майка Науменко, где всё это, обугленная котельная в жёлтом дворике, такой плоский, бесцветный и иллюзорный, пустые трамваи, идущие вдоль Обводного, с полуночными пьянчугами, которые никуда не едут, «подросший ребёнок, воспитанный жизнью за шкафом».
Я приезжаю в разворошённый муравейник Москвы, чтобы отдохнуть от провинциального петербургского грохота, от которого уши закладывает, если перейти по Троицкому мосту, а потом немножко вдоль набережной. Я наслаждаюсь тишиной в Перово, на Новогиреевской, около Измайловского парка, уткнувшись носом в любимое, горячее, соскучившееся. Я дважды сдаю билет, хотя нужно сдавать зачёты. Разорительная сотовая связь в Москве напоминает, что хватит трепаться: ты приехал сюда помолчать и выспаться. Через дорогу, в лесу, видений полном, такая настороженная тишина, что вопль какой-нибудь Кыси и то испугал бы не так. Ночную птицу слышал на юге – не знаю, никто не знает – выла протяжно, плаксиво и глухо: дубыня, дубы-ы-ыня. Говорят, петухи кричат во сне, почти как звери, но какие же это петухи, это птица Дубыня.
Я люблю, когда любят Москву, когда уважают её, когда не унижают её в пользу Питера, не красит это его. Каземат Петропавловки и так пахнет историей, чтобы фыркать при упоминании Коломенского. Питер москвеет, сопротивляется, поспешно входит в образ, перечитывая Достоевского, пьянеет от энергетиков, кашляет и обрастает лесами – но всё равно гламурные разноцветные фонтаны, бьющие из-под воды, застили панораму Невы; его несёт туда же, куда и Москву – в хаос и ужас будущего, за которым, старея, мы перестанем успевать, перестанем понимать происходящее вокруг: где ты и зачем ты тут, человек? До сих пор ли ты человек?
К Новому Году особенно остро хочется ощущать, что жизнь не проходит мимо, что она глубока, что есть куда нырнуть, и поэтому билеты разобраны: Питер едет в Москву, Москва – в Питер, всем ведь отлично известно, где на самом деле хорошо. И только мерцает в витрине неоновый снеговик вместо восьмёрки.

>>>>

Dec. 16th, 2007 01:56 am
chelovechets: (Default)

83.02 КБ

>>>>

Dec. 12th, 2007 01:22 pm
chelovechets: (Default)
Как мало мне дано для сочлененья
с тобою впадин, выступов, пазов.
Как мало — только локти и колени —
дано креплений. Ненасытен зов
вдавиться в поры кожи, в кровоток
твой устремиться водопадом горным,
извилинами мозга и кишок
совпасть, и позвоночники, как корни,
переплести, чтоб на двоих — топор...
Как мало мне дано природой-дурой:
пристраивать в единственный зазор
нехитрую мужскую арматуру.

(с) Вера Павлова

С миру по стишку. Давайте. Любимое, броское.

вслух

Dec. 10th, 2007 01:35 pm
chelovechets: (Default)

…я сделал ей предложение, она обещала подумать. Затем дала своё согласие. Тогда я прочитал её стихи, понял душу, познакомился с будущей тёщей, и мы стали жить вместе.

…у меня были девушки, много девушек. Я для них на всё, бля, готов был. Так и говорил: любимая, что захочешь, всё, что захочешь. Душой откроюсь, бля, ну, всё такое. Но они не были готовы к тому, чтоб мужчина для них всё, что угодно делал. А теперь – я уже два года ни с кем не ебался, потому что не с кем, пошли они все, да похую!..

…веришь, я и с Марьяной знаком был. И с Рикошетом. Особенный человек. Лучший друг мой. Сразу, с порога, спрашивал: сколько надо? На вот триста рублей – и двигай.

…для меня самое главное в человеке – верность и чистота. Я? Я – да, изменяю, но она же об этом не знает.

…за всё это время я никаких денег не видела, всё на себе тяну. Но он ведь постоянно на моей жилплощади. Ест, пополняет баланс. Ладно, положим, с мужской работой я лучше него справляюсь. Но вымой хотя бы посуду вместо меня! Я пока молчу. Только когда он права начинает качать и говорить обо мне и себе «мы», я звереть начинаю. Чувства чувствами, а второго ребёнка я лучше рожу, чем усыновлю.

…ей и говорю: сестрёнка, не влюбляйся сразу же, надо разных попробовать. Ничего слышать не хочет, упрямая, как коза. Маленькая ещё.

…так и получается, я как-то всех друзей отвадил, и теперь они не мешают работе. Нет, два через два – это слишком, это мне не подходит. У меня же ещё переводы и работа в библиотеке, будь она неладна. Очень люблю филологию. Слова, буквы. Людей? Не знаю. Только тех, кто говорит красиво.

…спрашиваю её: ты Серёгу любишь? Она мне с таким театральным безразличием: «Нет. Скорее нет». Я, стараясь не рассмеяться: «А он тебя – как ты думаешь?» И прикинь, она кивает, с такой уверенностью: «Ну да!» – само собой, дескать.

…Умкиных дисков у меня больше нет. Моя жена, когда уходила, решила, что ей они тоже нравятся.

…блин, мужики, у вас совести нет! Нас ведь всего пятеро на этаже. А все остальные – тёлки. И они все – хотят!

…да чо за хуйня. Совершенно нет никакой разницы – трахаться или дрочить. Только сознание, что ты ёбарь, а не гнойный дрочер. «Слияние энергий». Тоже мне.

…мы проснулись ночью у кого-то в гостях. Я тогда ещё девственник был. И она спросила: «Ты меня хочешь?» И я ответил: «Да». Тупо так. Я не хотел её, но хотел просто секса, поэтому всё было скучно и быстро. Как поссал.

…почини мне заколку. Что? Слишком тугая пружина? Дай я. Видишь. Да нет, я просто хотела проверить, умеешь ли ты что-нибудь делать руками.

…нет, никто не ждёт. Жена есть. Ну так. В Бибирево живу. Ты что, ангел? Что тебе нужно? Зачем ты меня разбудил? Живой, кажется, да.

…мне надо в Автово. На метро. Сколько?! Правда, что ли? Тогда пешком. Это Ладожская?! Бля-а. Бате надо позвонить, он приедет. Не работает, сука. Нна, бля! Можно теперь с твоего позвонить? Да не собирай, ну его.

…и эти выродки диплом получить мне не дали. И дачу в Сестрорецке сожгли вместе с бабкой. Я приезжаю, а там какие-то люди – документы показывают, что теперь это их собственность. А солнце-то ревёт, плазма сгущается, вы слышите, слышите? Ничего, ничего, радуйтесь, скоро так ебанёт!..

…матка запоминает информацию, когда её атакуют сперматозоиды. Поэтому если женщина переспала с негром, то впоследствии от белого мужчины может родиться чернокожий ребёнок. Зачем ты включил диктофон? Повторить? Я не буду это повторять, зачем? Да, верю. Я би-би-си смотрел. И читал. Где. Неважно, читал. В биологии школьной. И мой отец – когда ушёл к другой женщине, у него лопоухий ребёнок родился, хотя он сам не такой, но та женщина когда-то спала с лопоухим… Хватит ржать, идиот!

…не знаю, я долго могу. Иной раз ловишь себя на мысли, что просто тупо долбишься. И девушка это чувствует: азарта нет, хотя вроде всё хорошо.

…склонял, уговаривал. В итоге она для меня постриглась наголо. Так стрёмно получилось. Расстались, конечно. Да не из-за этого, просто надоела.

…старше, ага. Ну, мы с ней дружим два раза в неделю. Мужу лень, у него пиво и телик, он не хочет. Так себе, если честно. Мне другие нравятся. Но не отказываться же.

…он вчера позвонил мне на мобильный сильно пьяный и блюзы стал петь под гитару. Я ему сказала, что он псих. А он подтвердил: ну и что. Наверно, я всё-таки дам ему. Только попозже: мой приезжает на днях.

…нет, ручку не возьму. Только стержень. А то люди будут горбатыми. Это необжитый лес. Спасибо, спасибо, что вы ручку подарить мне хотите, вам надо косточки посмотреть. Я подумаю, какой зверь. С этого момента будет болеть, следите. Необжитый лес, ветрянка, лисица, кальций.

…сначала влюбился, спору нет – пиздец красивая, всё при ней. А потом через неделю оказалось, душа гнилая. Ну, гнилой человек.

…я смотрю на всех этих девушек, идущих мимо, – они такие красивые, богатые, и всё у них хорошо, нет проблем никаких. А я рыжее беспонтовое существо, я никому не нужна. И все мои мужчины ни в какое сравнение с ним не идут. Поэт, блядь. Да какой я, в пизду, поэт?! Я дура, дура, прости, это мои проблемы.

…у неё просто не было качественного секса. Иначе она не писала бы песен таких и с собой не покончила бы.

…это так утомительно. Как хотелось бы просто чаю попить, как когда-то, и ни о чём не разговаривать. У меня нет человека, с которым можно просто помолчать. Да, семья и ребёнок. Это прекрасно, жизнь необратимо меняется.

…какая разница, кто прав, а кто нет. Я до сих пор считаю, что прав, что я не на пустом месте обижался. И что мне с моей правоты теперь, когда всё испорчено. Мы никогда уже вместе не будем.

…Бог дал, Бог взял. Поняла, что бессмысленно плакать. Моей дочери там теперь лучше, очень она настрадалась тут. Это ведь эгоизм – не давать жизни продолжаться: я её как бы обвиняю в этом. Надо благодарить Бога, что дал мне такого ребёнка, пусть даже так ненадолго. А этот мужчина – учитель истории. Да, у нас же, в церковно-приходской. Застенчивый страшно. Это так смешно – бородатый дядька, а краснеет, как девчонка, слова не может вымолвить.

…она играет Шопена и Шумана. Мне было так стыдно, когда она «отл» в зачётке моей написала. Какое, блин, «отлично»?! Я блеял, как пятиклассник. Их бин шайсе. Дурацкая ситуация: а что она ещё могла мне поставить? Хотя лучше бы «хор», честное слово. У неё вроде есть молодой человек. Я не спрашивал, но так, по обмолвкам.

…это как у Ахматовой: «Я любимого так и не встретила…» Но я отнюдь не считаю, что жизнь моя прожита зря. Нормальный муж, прекрасные дети.

>>>>

Dec. 9th, 2007 02:31 pm
chelovechets: (Default)

Привязанный к поручню пёс захлебнулся лаем, когда увидел выходящую из "Пятёрочки" куртку: прозрачный воздух под шапкой, брюки, ботинки и парящая рядом бутылочка питьевого йогурта.

>>>>

Dec. 6th, 2007 12:34 pm
chelovechets: (Default)

Что труднее простить любимому человеку: уход к другому или самоубийство?

(Вопрос не к разуму, его мнение и так очевидно.)

468.

Dec. 5th, 2007 03:37 pm
chelovechets: (Default)

Бывают же люди, с которыми не хочется быть великодушным. Великодушие - тяжкий труд, а не природная черта характера. Хочешь стать лучше - ищи "хороших" людей. Так легче, конечно.

Учиться великодушию на "плохих".
Тоже задачка. Мало ли что не хочется.

>>>>

Dec. 2nd, 2007 02:36 pm
chelovechets: (Default)

Снилось, как я долго катил откуда-то огромный арбуз, а когда разрезал его, оказалось, что внутри пенопласт.

Отказом "нет денег" взрослые разучили хотеть, подавили все неоправданные амбиции, оставив только оправданные, которые не позволяют ругать Деда Мороза на чём свет стоит, если он не принёс всё, что требовалось по списку: скажем, лошадь, сундук шоколада и волшебную палочку. Херня это всё, что, дескать, дети богатых богаты только наследством. Тут чаще всего действует принцип: выше - хочу и буду, ниже - уже просто не имею права. Вряд ли баловством можно воспитать дауншифтера.

Могло ли так получиться, что безамбициозный хиппан нашёл себе женщину по росту, чтобы каждый из них не превратился в Ахилла, бегущего за Черепахой?
Все, что ты должен взять с этого пепелища, - это себя, ставшего только еще страшней и гораздо проще, все, что ты получаешь в награду за эту спешку, - это не отпуск с детьми и не пальцем водить по ее ладошке, но глубоко за пазухой черные головешки, горькие, но дающие крепость твоей одежке.

Если бы кто-то из взрослых не стал бы нам намечать вехи нашего будущего: закончишь школу, поступишь в институт, потом у тебя будет интересная работа, семья, разумеется, ребёнок или даже несколько, детский сад, снова школа, покажи-ка дневник, аттестат, университет, снова семья, а тебе, глядишь, и умирать пора, хотя, может, Боженька сжалится и даст возможность напоследок порадоваться, глядя на подрастающих внуков, и поразиться толщине выросшей в огороде берёзки;

нет, если бы вместо этого нам сказали, через какой огонь должна пройти эта душа, чтобы глина превратилась в стекло, в какую бездну непонимания и ужаса окунётся она, пытаясь разобраться со своими желаниями, стремлениями и приоритетами, как подомнёт её под себя огромный мир - впитает в себя или раздавит;

если бы нам всё это сказали, то интересно, впаялось бы тогда в нас, в нашу ДНКарму это непреодолимое ощущение невыносимой скуки?

>>>>

Nov. 29th, 2007 11:21 am
chelovechets: (Default)
Впрочем, разлюбовь не ищет доводов. Их и так у неё полно.

>>>>

Nov. 27th, 2007 03:14 pm
chelovechets: (Default)

Кстати, я второй день работаю. Корректура технических переводов, недалеко от станции метро «Кировский завод».
К стене рядом с моим рабочим местом прикреплён перечень персонала. Сразу бросилось в глаза имя – Кифарец Артём, выпускающий редактор, 212.
Насчёт всего мира не знаю, а Питер тесен, что твои тёртые джинсы.
Нет, я, конечно, допускаю, что это другой Кифарец Артём и что это не о нём ведут речь сотрудницы в контексте переводов с французского. Но сирамно весело.

>>>>

Nov. 23rd, 2007 04:07 am
chelovechets: (персона)

"Идиоты" Ларса фон Триера
"Двойная жизнь Вероники" Кеслёвского
"Осенняя соната" Бергмана
"Город Зеро" Шахназарова
"Самаритянка" Ким Ки Дука
"Пыль" Сергея Лобана

С вас тоже список из пяти-шести хороших фильмов. Таких, что не раз пересматривались.

>>>>

Nov. 20th, 2007 06:04 pm
chelovechets: (паук)

поскольку добровольно и бескорыстно вы мне почти не пишете, рассказывайте тогда о себе, оно всегда интереснее: как озаглавлен ваш блог? - мой network search - это поиск сети, кто не знает, грохот подземки, абонент недоступен, попробуйте позже, это режим, во время которого батарея убивается влёт, а ты всё пытаешься выйти на связь; я так и живу ведь, ага

>>>>

Nov. 19th, 2007 04:29 pm
chelovechets: (Default)

- Я буду всегда, - понял Один, и простил Тому, Кто Выше, его величие. 
© Виктория Райхер

Я знаю, о Господи Боже,
Что мучусь я оттого,
Что Ты не сумел Другого
Создать из себя самого.
© Елена Шварц

тот, кто даёт нам свет
тот, кто даёт нам тьму
и никогда не даст нам ответ
на простой вопрос "почему"
© Илья Кормильцев

Представляешь, сейчас на глаза попалась тетрадь, - и долго смотрела на эти клеточки. Кажется, впервые увидела, какие они все ровные. И вроде бы одинаковые. А напиши что-нибудь – станут жить совсем по-другому. Потому что каждая будет хранить свою букву. А как грустно, наверное, тем клеточкам, на которые выпадает пробел. Наверное, они постоянно думают о смысле жизни и о том, что жизнь не удалась. Интересно, смогу ли я объяснить им, что это все не зря и вообще ничего зря не бывает, даже если нам иногда и кажется, что это пустое место. Есть ли дырки в пространстве? И если есть, то чем они заполнены? И если ничем, то как оно по-настоящему выглядит, это ничто? Наверное, это то, чем мы будем после. И вот думаю, какой клеточкой я бы все же хотела быть. Той, что с буквой или служащей пробелом. Грустить и вечно предполагать, что ты никому не нужна или гордиться своей буквой и не видеть ничего, кроме. 
©  [livejournal.com profile] _comeback_

chelovechets: (Default)

За гипермаркетом на Хасанской заснеженный пустырь, гаражи, железная дорога, темнота. Внутри магазина светло и чисто. Осётр брюхом на раскрошенном льду, чёрный и блестящий, цена по карте 473 рубля 99 копеек, шевелит жабрами.

January 2017

S M T W T F S
123456 7
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:31 am
Powered by Dreamwidth Studios