>>>>

Dec. 25th, 2008 02:04 am
chelovechets: (Default)

оба телефона жадно чавкают у кормушки. надо подумать, как взять с собой минимум вещей. хотя путешествия налегке не выйдет в любом случае: везу маме компьютер, сканер и пять сезонов доктора хауса, стопудово зафанатеет. если мама научится пользоваться сетью и примкнёт к читателям моего дневника, придётся уходить под замок. впрочем, судя по рассказам жены о том, как обстоят дела с интернетом в глубинке, где доктора хауса не скачивают за полчаса с торрентов, а в лучшем случае могли бы смотреть его раз в неделю фаршированным рекламой, с режимом френдз-онли можно пока обождать.

под ногами заново подмёрзший истоптанный снег цвета кофе с молоком, высохшие джинсы клёш прострочены соляными узорами, пришлось отстирывать, ибо все другие почти не сходятся на животе. у выхода из эрэнбэ рождественская ярмарка, я угощаю гаррика хмельным мёдом и самсой, потому как жареные каштаны вкусны несомненно (почти как печёная в золе картошка), но в проданном нам пакете их оказалось всего одиннадцать. центр города усыпан разноцветными огоньками, на большом экране падал прошлогодний снег, каррент мьюзиком звуковая трещина в пространстве – депеш мод и почти готовая сведёнка песен моей жены.

кинопоказ в борее усыпляет, я вспоминаю, что завтра рано вставать, и ухожу, не дожидаясь лекции овсея, хотя, собственно, из-за лекций я и смотрю там фильмы. у метро ловлю адресованную мне или ушкам моей шапки улыбку пятилетней девочки. тощий хиппарь в мешковатых линялых штанах на марсовом поле вручает мне флаер на фестиваль христианского рока. выхожу из амфоры, старичок с овчаркой на поводке интересуется, хочу ли я что-нибудь узнать. мне становится смешно: а что вы хотите поведать? нет, смущается тот, я почему-то подумал, что вы заблудились, простите. ничего-ничего, говорю я, продолжая стоять на набережной лицом наперерез пешеходному движению. кто только не узнаёт во мне своего.

за двое суток в поезде свихнуться можно от скуки. я возьму с собою книжек и литр полукрасной кадарки, а вечером непременно выйду в москве, стоянка минут сорок будет. поброжу по переходам курского, куплю шаверму и билет до купавны, вернусь назад за пять минут до отправления, дурацкий страх отстать от поезда. в кисловодске сейчас, наверное, хорошо. надо распланировать развлечения – друзей повидать, пломбы поставить, съездить в приэльбрусье. а к рождеству вернуться в петербург – искать, ччёрт, новую работу, закрывать сессию, жить как-то дальше. всё будет хорошо, я думаю. не хуже, чем сейчас, по крайней мере.

>>>>

Dec. 23rd, 2008 08:52 pm
chelovechets: (Default)

Я бы хотел понять одну вещь.

Как можно делать в тексте ошибки, если только не ради смеха.

То бишь. Я понимаю, что можно не знать, как пишется то или иное мудрёное слово. Написать его на слух и ошибиться.
Я понимаю, что можно запутаться в правилах. Какое-нибудь там двойное "н", частицы "не" и ни".
Я понимаю, что можно считать запятые совершенно лишним явлением природы. Мало какие запятые произносятся вслух.
Я, в конце концов, понимаю, что могут быть опечатки и лень перечитывать.

Но я не могу понять п и ш у щ и х (не о доярках же речь!) людей, обладающих нехилым лексиконом и создающих неплохие тексты,
при этом допускающих абсолютно глупые ошибки типа -тся/-ться или вообщем.

Если я не знаю спеллинга, я один раз напишу в ворде и больше не ошибусь.

В чём причина дисграфии?
Невнимательность?
Неспособность запомнить?
Ещё что-то?
Теряюсь в догадках.

chelovechets: (Default)

В детстве у меня был приятель; сейчас я даже не помню его имени. Этот приятель однажды объяснил мне, что такое «китайская ничья».

«Китайская ничья» — это когда незадолго до окончания шахматной партии ты или твой противник одним движением руки переворачивает доску, и фигуры в беспорядке рассыпаются по полу. Нет ни выигравших, ни проигравших.

Тогда мы совершенно не умели играть, мы знали только, что пешка ходит прямо, конь — буквой «г», королева любит свой цвет, а мат — это конец игры. Кажется, мы так ни разу не доиграли с приятелем до конца. Иногда ему казалось, что он проигрывает: у него — меньше пешек, или из-за его же ротозейства я умудрялся убить одну из его крупных фигур; в этом случае он делал быстрое движение рукою, и наступала «китайская ничья». Или же такую «ничью» устраивал я. Часто нам обоим одновременно наскучивали эти бесконечные игры, и тогда фигуры разлетались по всей комнате, далеко от перевёрнутой сразу четырьмя руками шахматной доски.

Она и сейчас зачастую кажется надоедливой — эта череда бесконечных игр, где есть только начало, а вместо конца — «китайская ничья», в которой нет победителя и побеждённого, мёртвые, беспорядочно разбросанные по полу пешки, кони, слоны, епископы, королевы и короли — залог того, что игра не закончена и должна продолжаться, снова и снова. Люди, события, эмоции — поодиночке они приобретают какие-то свойственные только им очертания, выделяются из общей массы беспорядочно разбросанных чёрных и белых трупов. Мы имеем возможность каждый раз собирать их заново и ставить на доску. Когда фигуры расставлены, это что-то вроде нового рождения. Безликие пешки, епископы и короли — так и должно быть, потому что совершенно не важно прошлое, если знаешь, что очередная игра закончится «китайской ничьёй». Несмотря на то, что правила и приёмы известны нам досконально, мы в любой момент готовы вместе опрокинуть эту дурацкую доску, расчерченную чёрно-белыми квадратами, в любой момент готовы продолжать жить до тех пор, пока мы вместе, и мы — это мы, пока не наступит мат.

© [livejournal.com profile] _s_k_

chelovechets: (персона)
Зима. Светло только в компьютерах.

>>>>

Dec. 22nd, 2008 01:53 pm
chelovechets: (слишком человеческое)
люблю человеческое в каждом, не любя самого человека

>>>>

Dec. 21st, 2008 06:26 am
chelovechets: (слишком человеческое)

вуайеристы, должно быть, ищут чего-то подобного. но почему-то кажется, что бесполезно подглядывать – всё равно не увидишь, как вскрывается чужая интимность, не увидишь воочию того, куда уже пролезло твоё сознание. смотришь, к примеру, на лицо хорошего друга или просто соседа и думаешь – а какой он, когда с кем-то? не с тобой, не тебя хочет, нет, другой совсем интерес. каков человек в самый разгар секса, чем он полыхать начинает, когда они вдвоём, и ни камеры, ни света, ни замочной скважины.

вот что такое интимность – когда ему, человеку, уже не перед кем позировать, когда второй не в счёт.

и вот она, недосягаемая территория чужого.

в порнографии совершенно нет искомого интима; в чужом тексте нет никого другого, кроме тебя самого, – и этот голод нечем утолить.

>>>>

Dec. 20th, 2008 01:10 am
chelovechets: (слишком человеческое)
ые поглаживания.

>>>>

Dec. 20th, 2008 01:01 am
chelovechets: (Default)

Я, на самом деле, хотел что-нибудь ужасное рассказать, но теперь как-то незачем. Сыр, всё такое.

>>>>

Dec. 20th, 2008 12:18 am
chelovechets: (стряп)
А в фильме видел то, что медленнее старости.

Пучеглазый, яйца во рту высиживает, на птичьем языке.

>>>>

Dec. 20th, 2008 12:17 am
chelovechets: (Default)
Над смешным не смеёшься, зачем, оно и так смешное.

>>>>

Dec. 20th, 2008 12:14 am
chelovechets: (душа и тело)

Познакомившись с И. Ю., получил от книги совет назвать его. Вернее даже, имени ему не выбирать, просто вспомнить или понять, какое есть.

И как же его уже зовут?

chelovechets: (слишком человеческое)

...когда я был маленький, по телику шла песня года и там пел темноусый блондин, помните, да? — «льют дожди на белом свете, я мотаюсь по планете, бьются где-то пять родных сердец» (ага; родители, жена, любовница, ребёнок...)
и мама на кухне, не прекращая тереть морковку, говорит: как же я его не люблю...
а я ей: зато у него песни хорошие!
она на меня смотрит вопросительно: да, ты считаешь? ты считаешь, что плохой человек может писать хорошие песни?

...сейчас я так не считаю.
не в смысле, что не может. но если человек мне лично видится дерьмом*, его песни — даже хорошие! — мне лично не нужны, логично ведь. и если они мне не нравятся, это совсем не обязательно по причине плохого отношения к личности автора.
природой это предусмотрено. даже самый отъявленный мизантроп не считает дерьмом всех. ему и половины людей для мизантропии достаточно.

*существуют просто чужие люди; они как раз могут представлять антропологический интерес. дерьмо — не может.

>>>>

Dec. 18th, 2008 04:58 pm
chelovechets: (душа и тело)

Меня мучат неустойчивые числа.

У меня, например, не может быть тридцать два юзера в ленте. Или тридцать один, или сразу тридцать четыре, добавлять до устойчивости. От четырнадцати комментариев под записью тошнота. Отдавая на кассе скопившуюся мелочь, испытываю несказанное облегчение и чувство правильно сделанного выбора в смысле пожрать. Про свои двадцать два даже думать не хочу. Раз уж назад нельзя, придётся расти. Любое двузначное число, попавшееся на глаза, зачем-то превращаю в однозначное, суммируя цифры. И вообще, из большой части чисел до ста могу составить хейт-лист.

Интересно, успокоит ли знание о существовании отдельного термина для этого безобразия.

>>>>

Dec. 10th, 2008 12:39 pm
chelovechets: (персона)

если разговаривать с природой, а не с Богом, чётче видны глухота и безжалостность

chelovechets: (Default)


— Поца, приколитесь, Котя сёдня трубу ебал. Котя, покажи, как!
— Пошёл ты.
— Ну покажи-и-и, покажи!
— Да вот так и ебал! — Рома вскочил с лавочки, схватился обеими руками за столб и подвигал тазом в его сторону. — Ах, ах, ах.
— Котя голубой, — засмеялась Снежана. — Он когда вырастет, женится на мужике и заставит его рожать.
Котька вспыхнул, губы его задёргались, и, чтобы не разреветься, он плюнул в Снежану. Попал ей прямо на кроссовок.
— Дурак! — закричала Снежана и побежала к дому.
Котя долго смотрел, как её жёлтая футболка мелькает в окошках подъезда. Третий этаж, четвёртый, сейчас приведёт бабушку, и та начнёт ругаться, объяснять, что Снежана девочка, и её нельзя обижать. И не поверит всему тому, что эта самая девочка только что наговорила тут.
Рома, Надя и Лёша, притихнув, болтали ногами и переглядывались улыбками.
— Вот тебе попадёт сейчас, Котя, — сказала Надя, — Снежанкина бабушка такая злая.
— Давайте смотаемся?
— Давайте.
Когда заплаканная Снежана появилась с бабушкой, на синей лавочке, усыпанной лепестками облетающей вишни, никого уже не было.

— Вчера Галаголь опять выходила. Прикиньте, мы закричали ей: «Дважды два!», она повернулась и, как обычно, стала крестить воздух, а потом вдруг закричала: «Будьте прокляты, кто вас высрал!» — а Денис испугался, заплакал и убежал домой.
— Вообще-е-е. И чо, она теперь кричит «будьте прокляты»?
— Да, всем кричит. Совсем с ума сошла.
— Почему Галаголь?
— У неё фамилия такая. В первом подъезде живёт. И в списке есть.
— Пойдёмте посмотрим?
— Попёрли.
Список жильцов очень старый. Фамилии выведены краской кирпичного цвета. Напротив квартиры шесть написано: «Глаголь О. Ф.» — она тут живёт давно. Тощая старуха, волосы бубликом. Написала заявление управдому, вокруг мусорников раскидали куски отравленного мяса, и почти все собаки подохли. И Чара, и Альфа, и даже Трахунья. Трахунью хоть и не любили (её погладишь, а она тут же лапы на плечи кладёт и трахать начинает, Котька трубу точно так же), всё равно было жалко. А Тяпу мы сами выходили. И щенков её выходили — кормили, в коробке держали, старые вещи из дома выносили, чтобы щенкам спать было удобно. Галаголь видели только издалека и очень редко, она почти не выходила из квартиры. Близко подходить было страшно.
— У неё, говорят, такой почерк красивый. Тётя Зоя видела заявление. И не скажешь, что она сумасшедшая.
— Тихо! Кто-то идёт!
По лестнице спускалась сама Галаголь, безглазая смерть.
— Пошли отсюда! — злобно рявкнула она.
Мы вылетели из подъезда и побежали кто куда, забыв прокричать «дважды два».
Сердце двора бешено колотилось.

Борька загадочно и надменно смотрел на Саню.
— Ты чего?
— Дашь интервью? Я уже у всех взял.
— Интервью?
— Ага, — и Борька достал из кармана черный плеер.
— И что, записывает? – обалдело проговорил Саня.
— Записывает. Настоящий диктофон.
— Везуха. Тебе сегодня купили?
— Да. Ну что, отвечай на вопросы.
Борька нажал кнопку «Rec».
— Здравствуйте. Как вас зовут?
— Саша.
— Сколько вам лет?
— Восемь.
— Ваша любимая группа?
— Спайс Гёрлз.
Борька щёлкнул кнопкой и расхохотался.
— Теперь я всем покажу эту кассету! Девчонки ещё не знают.
Отмотал, включил.
«Сейчас мы возьмём интервью у самого главного сутенёра нашего двора, — зазвучал глухой голос, — здравствуйте! Как вас зовут? — Саша…»
— Урод! — Саше обидно до чёртиков. И обидно, что у него нет диктофона, чтобы самому провернуть такую шикарную акцию.
— Я ещё у Лады взял.
«Сейчас мы возьмём интервью у самой главной проститутки нашего района. Как ваше имя? — Лада. — Сколько вам лет? — Девять. — Ваша любимая группа? — Бэкстрит Бойз…»
— Козёл. Ладка, Надя, Снежана! Этот козёл нас всех записал!..
Лада всё рассказала маме. Кассету потом разбили, дали Борьке подзатыльник и заставили извиниться перед девочками.

— Вечером будет дискотека, моя мама вынесет магнитофон к подъезду. Удлинитель протянет через форточку.
— Ла-а-а-ада, это же клёво! — Надя вынула заколку из волос, тряхнула головой и снова стала собирать длинные тёмные волосы в хвост.
— Да, круто, — вразнобой стали повторять пацаны.
— А у тебя есть кассета «я я я коко джамбо я я е»? — напел Котя.
— Есть, конечно. Принесу. И «Макарена» есть.
— А Женя танцевать не умеет, — девчонки прыснули.
— Ой, можно подумать, вы умеете.
— Мы — умеем. А ты нет. Обоснуй, что мы не умеем.
— Не умеете!
— Да ты, наверное, на дискотеке ни разу не был.
— Ну и что.
— Ну и то. И вообще ты фуфло какое-то слушаешь, «Золотое Кольцо». Даже моя бабушка не слушает.
— Да как же.
— Да, да! — Рома снова вскочил и встал лицом к аудитории, чтобы его было лучше видно. — Он, приколитесь, когда бабки всякие старые собрались во дворе с гармошкой, подсел к ним и стал подпевать! Баба Валя там была, баба Таня, дедушка Боря, все, короче.
— Ха-ха-ха, — заржали. — А ну спой нам!
Женя насупился.
— Спой, спой! — Лена самая старшая, ей почти одиннадцать. У неё светлые волосы и глаза медового цвета. Не тёмный мёд, а жёлтый. В неё влюблены и Ромка, и Денис, и сам Женя.
— Спой какую-нибудь такую песню, — Лена смотрит на Женю, а он отводит взгляд.
— Не буду.
Тогда Лена садится перед ним на корточки и смотрит в лицо снизу вверх. Деться некуда.
— Ну для меня спой. Это серьёзное дело, народные песни. А что. Хватит ржать! — прикрикнула на остальных, и смешки потухли.
— Спо-о-ой. Пожалуйста. Ничего смешного тут нет. Это мы всякую чушь слушаем. «Руки вверх» там, Линду. Спой. Мы не будем смеяться.
Тишина.
Все ждут.
— Ладно, — Лена встаёт, — раз не хочет человек петь, то не надо.
И Женя запел. Тихонько, на одной ноте — запел.
«…виновата ли я, что мой голос дрожал, когда пела я песню ему…»
Дети смеялись так громко, как только могли, набирая побольше воздуха и выкашливая смех.
Лена смеялась тоже.
Женя молчал.

chelovechets: (Default)
Идиот

У маленькой мамы в прорехе халата
Глядело набухшее нежное тело,
Носок бесконечный вязала палата,
Стенала — сопела — зубами скрипела.
Зачуханный доктор по розовым попкам
Похлопывал рожениц в знак одобренья,
И в этот же час совершались творенья
И квело вопили творенья.

Детей фасовали по сверткам, по стопкам,
И в мир вывозили носами вперед.
И был там один, он чуть было не помер
(Не понял, как нужно дышать, но не помер),
Потом он смеялся — как льдинка в бокале —
А прочие свертки над ним хохотали:
Мол, экая штучка, мол, выкинул номер —
Не понял, как нужно дышать, но не помер,
Не понял, как нужно дышать, идиот
(А он и не понял. И он не поймет).

Он будет глядеть им в лицо не дыша —
В мальчишечьи рты в пузырях и сметанах —
Он выдох и вдох — два огромных шиша,
Два кукиша, спрятанных в разных карманах,
Два страшных обмана... Пульсирует сон,
Как выдох и вдох неизвестной причины.
И он не дыша подглядел, как мужчины
Пульсируют мерно в объятиях жен,
И как равномерно пульсирует плод,
Гудит, наполняясь таинственным соком.
На все поглядел он задумчивым оком.
И все он оплакал, смешной идиот.

А все потому, что за выдохом — вдох,
И вдох утекает в свистящие щели,
И шар опадает. И лишь — асфодели,
Цикута — амброзия — чертополох...
И он в разбеганье вселенских светил
Увидел вселенских светил возвращенье.
И мир опадает. И только забвенье,
Забвенье — молчанье — клубящийся ил...

И он оглядел эту даль, эту ширь,
Да, он оглядел и сказал: это плохо!
И выдохнул, выдул вселенский пузырь,
И честно держал — до последнего вдоха.

>>>>

Nov. 29th, 2008 10:10 pm
chelovechets: (автопортрет)
Посоветуйте мне, пожалуйста, хорошую поп-музыку.

>>>>

Nov. 28th, 2008 07:03 pm
chelovechets: (Default)

Так и не сформулировал для себя, что такое русский рок. А может, и зря называю русским роком некий признак, объединяющий Башлачёва, Летова, Дягилеву и Крижевского.

Надыбал тут у себя запись удивительного автора. Хожу, переслушиваю, радуюсь. Пожалуй, пятый в списке тех, кто точно не нужен ни одной стране, кроме России.

Да и здесь, понятно, не всем. Мало кому. Некоторым.

Максима я даже видел однажды. Живёт он в Рязанской области, в какой-то деревне. Иногда приезжает в Москву. Это был концерт в Домжуре, на который пришло полтора десятка друзей.

Впечатление осталось очень сильное.

Я с ним тогда познакомился. Рубаха-парень такой. Некогда мальчик эльфийской наружности, сейчас, конечно, заматерел. Удивился тому, что его знают на Северном Кавказе. У меня была кассета – запись 1988 года.

Я просил номер телефона – был вариант устроить концерт в Петербурге. Его никуда не зовут, не знают почти. Он согласился. Написал телефон на бумажке. Мобильного, пожал плечами, нет. Концерт по некоторым причинам не стали устраивать.

Короче.

Хороший. Очень хороший. Странный. Нездешний.

Максим Ляшко. «Ясны Солнышки»

>>>>

Nov. 26th, 2008 01:06 pm
chelovechets: (Default)

Как подумаю о них, такая жалость накатывает. Вот реально. Когда мне плохо, я думаю о том, что по счастливой случайности отношусь к сравнительно небольшому числу тех везунчиков, у которых в 9:15 начало рабочего дня. Ладно ещё какой-нибудь Львов или Ровно – там в худшем случае sms, отправленное отсюда в прошлое, может увязнуть в слое времени толщиною в час и не сразу оказаться delivered. А жителям Хабаровска, например, на работу приходится к 16 приходить! Вот уж действительно жесть, почти весь день насмарку. Обед поздним вечером, после работы домой, ужин, всю ночь блукают, кино смотрят, ебутся, к утру засыпают. США вообще на другой стороне планеты, бодрствуют в кромешной темноте. И только московское время более-менее гуманно организовано.

January 2017

S M T W T F S
123456 7
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:32 am
Powered by Dreamwidth Studios