chelovechets: (умолчательный)
Еду в метро. Принципиально отвернулся от рекламы. Она как всегда в два раза медленнее. Краем глаза вижу, что там финальная картинка с названием рекламируемого фильма. Жду, когда исчезнет. Не исчезает. Жду. Не исчезает. Наконец посмотрел на картинку — и она, довольная глазным контактом, открыла мне доступ в интернет.
chelovechets: (умолчательный)
Нескончаемый спор, кому тяжелее — брошенному или бросившему, имеет в основе поиск безопасного места. Кажется, что более популярная точка зрения выставляет бросившего в выигрышном свете, дескать, ушёл на подъёме, а жертвой оказывается тот, кому приходится мириться с чужим решением. Я же легко могу вообразить себе, как «бросивший» из последних сил уползает от «брошенного», который даже не понял, в чём виноват, и именно его положение представляется мне более сильным в подобном случае. А ещё, например, масса людей согласится на чужое решение и даже спровоцирует его, только чтобы не брать на себя эту ответственность. Но, конечно, безопасного места на самом деле тут нет. И тяжело тому, кому тяжело наедине с собой — то есть обоим, по-разному, несопоставимо.
chelovechets: (умолчательный)
Прозелитизм понятен. В основе желания, чтобы с тобой соглашались, разделяли твои вкусы, правильно интерпретировали тебя да и попросту любили, я вижу только инстинктивный страх, что в критической ситуации, когда недопустимы полутона, тебя убьют - деятельно или невмешательством. Больше это ни для чего не нужно. Как-то бы выключить этот страх, от такой сигнализации вреда больше, чем пользы - днём и ночью воет.
chelovechets: (умолчательный)
Мизантроп всегда начинает с себя, ну и что.
chelovechets: (умолчательный)
С разницей всего в один голос слоган: «19 лет! Идей, Успехов и Побед!» вырвал победу у слогана: «19 лет — время новых побед!»
chelovechets: (умолчательный)
Ем сладкое мороженое «Солёная карамель».
chelovechets: (Человечец)
Необъяснимое терпение. Другой на моем месте давно перестал бы искать среди всех этих укушенных Непомнящим искры здравого смысла. А злюсь и слушаю, злюсь и слушаю всех этих гениев андерграунда — одного за другим. Кажется, чтобы меня заинтересовать, достаточно просто не делать так, искать обходные пути. Но они делают. И я продираюсь через всю эту обрывочность, через все эти суффиксы, обложившие выгребные ямы, через все эти гармонии, подачу, псевдоэрудированный апломб и деланную эмоциональность. Впечатление, что авторы этой формации принципиально отказываются быть в курсе, где на сегодняшний день находится поэзия, чего она добилась. Почему рок-поэтов не интересуют задачи, которые ставит перед собой непесенная поэзия, — они уверены, что, в отличие от нее, движутся вглубь? А мне да, интересно, как еще можно подружить слово и мелодию. Нахожу хорошее, чего не нашел бы, окончательно потеряв терпение, но совсем, совсем мало.
chelovechets: (умолчательный)
Всё чаще получается не метаться влево-вправо, приближаясь к идущему навстречу.
chelovechets: (умолчательный)
Напротив меня сидел человек, держал в руках планшет, периодически сплевывая в пакетик шелуху от семечек.
Я наблюдал-наблюдал, и мысленно решил спросить, если он выйдет со мной на Варшавской. Он вышел.
— Извините, — говорю, — это у вас ноу-хау такое? Набирать за щеку много семечек, а потом по одной раскусывать и выплевывать кожуру.
— Ага. Езда на мопедике вынудила научиться. Руки ведь заняты.
Такой рутинный мопедик.
chelovechets: (умолчательный)
Заметил, что левая лямка рюкзака то и дело спадает с плеча. Стараюсь держать плечо чуть повыше. Одновременно с этим стал замечать то же самое у других людей — то в метро, то на фотографии. Это нас время так сплющивает в какую-нибудь из сторон?
chelovechets: (умолчательный)
Выбирал между лапшой быстрого приготовления и борщом. И то, и другое казалось не вполне насыщенным (лапшу я обычно заливаю большим количеством воды, а борщ в основном состоит из капусты — папа такой сделал и принес мне в банке). В итоге заварил одно другим.
chelovechets: (умолчательный)

ехали в электричке, говорили о разном. в частности прозвучал у меня такой красноречивый монолог, который сейчас и не воспроизвести — со всеми этими примерами и метафорами, которые порой нагляднее сути. а суть была такая примерно: человек постоянно не успевает за настоящим, опаздывает на него, догоняет постфактум, поэтому часто живет воспоминаниями. иногда даже думает наперёд (это называется “задумываться о будущем”) — видимо, чтобы застраховать себя, быть готовым к счастью, то есть как можно более полной вовлечённости в “сейчас”. тоску по ушедшему и / или прошедшему мимо порой ценит больше всего остального — поскольку упустил всю остальную остроту.

так вот, меня некоторый автоматизм приближает к той вовлечённости. смотришь на многих друзей — а они будто не знают, что делать со своей жизнью, боятся скуки и повторяемости, цепляются за то, что считают страстью, считают, что быть счастливым значит остановиться в развитии, стабильность приравнивают к стагнации, ищут нюансы. и это, конечно, имеет смысл во многих случаях — всё равно никто не знает, как правильно. вечный поиск обеспечивает динамическое равновесие. но если взглянуть со стороны на конкретную ситуацию, всегда кажется, будто бы понимаешь, что здесь можно исправить. по моим ощущениям, жить в вечном поиске — это примерно как постоянно, непрерывно, много лет подряд лишаться девственности. а ведь самое важное и интересное начинается потом, в преодолении рутины. и настоящее обучение любому ремеслу начинается потом, когда выучишь правила и почувствуешь потребность обходиться без них. о эта мука первых нескольких лет игры на гитаре, мука отрастающих волос, мука флирта и влюблённости. лично я не вижу в этом радости — и никогда не видел.

мы же знаем себя, понимаем, кто мы, понимаем, кто нам нужен, а кто нет. а люди бросаются от одного человека к другому, боясь задержаться хоть где-нибудь, потому что привыкли к вечной дефлорации. и смотришь на это из своей скучной жизни, и мало сочувствуешь, и посоветовать ничего не можешь, когда тебе жалуются. потому что советы банальны и очевидны: никто лучше тебя самого тебя не устроит. возьми то, что тебе нужно, или не плачь. будь одновременно самоироничным и менее требовательным к себе и другим. выспись и съешь что-нибудь вкусное, в конце концов.

перемен требуют наши сердца.

chelovechets: (Человечец)
Я стараюсь слушать, стараюсь не пропустить никого важного для себя. И когда удается найти кого-то стоящего, интересного, это покрывает сотню неудачных знакомств. Но, конечно, об этом трудно помнить, стоя перед очередной сотней.
Полухутенко — зануда в хорошем смысле слова. Мне такие нравятся одержимостью какой-то своей темой. Эта самая одержимость помогает проникнуться даже тем, что неблизко. А мне кажется важным проникаться хоть чем-нибудь кроме себя. Мне могут сколько угодно не нравиться его манерность и холодность (я таких побаиваюсь и недолюбливаю, не знаю, как с ними дружить даже мысленно), но это ничего не меняет, когда интересно, а интересно мне, когда понятно, что болит (смысловое ударение здесь можно ставить по вкусу).
Вот всеми любимый Вдовин именно потому доверия не вызывает. Хотя, возможно, еще проникнусь. Но сейчас не о нём.

Гр. Полухутенко • 2014 • Прощание с последним
chelovechets: (умолчательный)
В батареях звенит тепло. В сковородке звенит масло. В голове звенит мысль. То, о чего я стараюсь всеми силами отбояриться, когда речь идёт о работе, — автоматизация, превращение человека в функцию, — на самом деле, удобно. То, с каким нетерпением я жду отклика от зависающего компьютера (мне как раз были вынуждены старый отдать), наглядно объясняет мне, чего ждёт любой начальник. Это, может, и очевидно, но многие очевидные вещи стоит прочувствовать, с примерами порой напряжёнка. Я обращаюсь к людям-функциям, и я не готов долго ждать их отклика. Вот она, ненавистная мне военщина. Хорошо, если выходит стать функцией, анестезировав это, не заметив этого, отвлекшись на что-то, что компенсирует эту боль. Надо сказать, я всегда считал себя наиболее асоциальным в этом смысле, чересчур чувствительным. Когда меня выгоняли из института, мне казалось, что остальные легко устроятся на всех выбранных поприщах. Как теперь вижу, я далеко не в хвосте, если сравнивать с тогдашними однокурсниками, имея в виду планомерность.
chelovechets: (умолчательный)
Сыграли в субботу концерт. Удачный по ощущениям, воодушевляющий. Даже папа с Ильей приходили. Я боялся, что горло в силу недолеченного бронхита подведёт. И, собственно, для опасений основания были. До этого я дважды выступил — спел несколько песен на концертах Умки и Теуниковой с их любезного разрешения, и там сильно хотелось кашлять. Но здесь обошлось. Теперь есть смысл отдохнуть от выступлений, тем более что наметили ноябрьское в Калуге.
chelovechets: (умолчательный)
Что вы цените больше — запись или живое выступление?
chelovechets: (умолчательный)
Приехала Лена Ипанова, бывшая скрипачка Жени Чичерина. Сегодня они с Умкой играют в Москве, потом в Питере и Саратове — гастроли, короче, у Лены. Удалось ее записать, что ценно, поскольку записей ее не было или почти не было. Я сделал монтаж, не обрабатывая, а Лена вчера слушала, пока мы шли пешком с Умкиного концерта, и в целом осталась довольна, хоть и строга к себе — о эти дубли, эта настройка, одна восьмая тона. Хорошие у нее песни и странные — ни на что не похожие. То есть даже не в том дело, что параллелей нельзя провести, можно, параллели дело нехитрое, просто от этих слов, мелодий и голоса возникают незнакомые ощущения — вроде вкусов экзотической кухни. А песням Жени она добавляет что-то, чего мне там не хватает порой. И видно, что Чичерин — важная неперевернутая страница ее жизни. Он возникает тут и там, присутствует не только в рассказах, например, об облаке в форме орла («чичины шуточки») — он присутствует, когда она поёт, присутствует, когда она молчит, присутствует, когда мы с Ю, оставшись наедине, говорим о них.

Лена Ипанова — 16 сентября 2015, Москва

January 2017

S M T W T F S
123456 7
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:34 am
Powered by Dreamwidth Studios